Дух внутри нас, как в матрёшке.

В минуты опасности он полностью доверялся тому, кто сидел в  нем, точно в кукле-матрешке, укрощал шустрого, веселого солдата Лешку Шестакова, где надо, оберегал от  опрометчивых поступков. Лишь вспышки буйства, глубокого скрытого самолюбия, уязвимости, жестокости, точного понимания большой ему опасности — малую, несмертельную опасность он тоже научился как бы не воспринимать  — выдавали порой Лешку. Он умел сходиться с людьми, дружить, быть в дружбе верным, но в душу к себе никого не пускал, оттого и чуждался людей пристальных.

Виктор Астафьев « Прокляты и убиты»

Поделиться
Отправить
Запинить
3 декабря  
Популярное