Чёртово болото. Древняя сказка. Восстановлена Финистом.

Въ глухой крестьянской дереву­шкѣ на горкѣ, около церкви, сто­яла старая, почернѣвшая отъ вре­мени и дождей, изба. Около нея ютились два тощихъ кустика, полу­развалившійся сарайчикъ, а нѣс­колько поодаль одиноко торчалъ стожекъ плохаго сѣнца. Здѣсь жилъ Дмитрій Дырявинъ. Пять душъ дѣ­тей, жена да старуха мать его рѣд­кій день видѣли щи, больше пита­лись чернымъ хлѣбомъ да квас-

комъ, а то и просто голодали, ко­ченѣя отъ холода въ илохой под­битой вѣтромъ избѣ; мало думалъ о нихъ Дырявинъ, дай то, сказать: нѣкогда за водкой. Вѣчно пьяный, отрепанный, онъ ходилъ по всей деревнѣ, дѣлая, что дадутъ, а въ награду за трудъ старался выпить водки и чѣмъ больше, тѣмъ луч­ше, тѣмъ веселѣе глядѣли его сѣрые плутовскіе прищуренные глаза, тѣмъ больше пѣлъ онъ пѣсенъ, пока истомившись, не засыпалъ подъ кабакомъ.
Много дѣтъ уже міръ несетъ на себѣ всѣ повинности, приходящія­ся не его долю; много лѣтъ каж­дую весну и осень, во время силь­ныхъ дождей, въ его избѣ хоть на
лодкѣ катайся, много лѣтъ какъ на него махнули сосѣди рукой, считая пропащимъ человѣкомъ, много дѣтъ семья его плачется на свою горь­кую судьбу.
А вѣдь жаль, человѣкъ ко всему способенъ — все сдѣлаетъ, все для другихъ умѣетъ, а себѣ избу лѣнь починить. Валится она на бокъ и каждую весну грозитъ упасть и развалиться. Уходитъ иной разъ Дмитрій на сторону хлѣбъ зараба­тывать и всегда возвращается съ пустыми руками и голоднымъ брю­хомъ. Вотъ и теперь его нѣтъ до­ма, мѣсяца два тому назадъ, какъ ушелъ на работу, обѣщался скоро быть, обѣщался не пить больше, а принести все, что заработаетъ;
— 8 —
ждетъ, пождетъ его семья: „вотъ тятька пріидетъ, хлѣбца принесетъ, а его все нѣтъ, какъ нѣтъ. Этого прежде съ нимъ не бывало, хоть и не принесетъ ничего семьѣ, за то придетъ во время и наговоритъ,, что и работы нѣтъ да и самъ все время почти что проголодалъ. А теперь что то его долго нѣтъ, вѣр но не съ проста сны его хозяйкѣ недобрые снятся, вѣрно не съ про­ста онъ заклялся пить; либо много денегъ принесетъ, либо померъ, думаетъ его жена, сидя за чужой работой да посматривая временемъ въ окно на дорогу. Даже скучно стало ей, сама знаетъ не быть съ нимъ- радости, а сердце... нѣтъ нѣтъ, да и защемитъ, мысли такія; въ голову идутъ, что сохрани Богъ, а ночью то ли еще было: самъ чертъ приснился черный такой,съ хвостищемъ преогромнымъ, съ ро­гами весь въ волосахъ, а около него чертенятъ видимо, не видимо, я маленькихъ и большихъ, у черта глаза , такіе страшные, какъ угли горятъ, изо рта искры сыпятся и тащатъ черти Дмитрія въ лѣсъ, въ самую гущину. Вотъ ужъ и вта­щили, стали землю рыть, котелки вынимать, а въ нихъ золота мно­жество и даютъ то золото Дмитрію; больше ничего не видала жена Дмит­рія, вскрикнула она отъ радости и съ испуга да и-проснулась.
’ . > лт и .. -.щ* • . : ПЛй
„Ну какъ и впрямь денегъ мно<. го принесетъ, вотъ радость то бу­детъ. Вѣдь никто не повѣритъ,
неслыханное это дѣло; ужъ боль­но водку онъ любить11 и полная такихъ мыслей встала и зачала ра­ботать. А тѣмъ временемъ Дмитрій, пропивъ заработанныя деньги въ первомъ кабакѣ, шелъ домой. Уже вечерѣло, въ воздухѣ чуялась свѣ­жесть и приближеніе ночи, которая мало по малу охватывала землю. Ни холодъ ночи, ни ея наступле­ніе ни мало не тревожили Дмитрія, онъ беззаботно пѣлъ, лѣниво ша­гая по дорогѣ. Вблизи виднѣлся лѣсъ, колыхаясь своими верхушка­ми, чрезъ него шла дорога, изги­баясь змѣею и прячась далеко въ чащѣ. Дмитрій вошелъ въ него. „Скоро ужъ чертово болото, дума­етъ онъ, отъ него то немного до деревни останется! Всего верстть
11
шесть? Къ нрчи поспѣю^ и идетъ себѣ впередъ и не замѣчаетъ, что чертово болото шагахъ въ сорока отъ него.
’ ‘ ■9-«’
V. *
Надо признаться, чертово болото мѣсто страшное; не разъ добрые люди, проходившіе мимо него въ ночную пору, разсказывали, что черти бродятъ здѣсь цѣлыми ста­ями, словно голодные волки зимой, запугиваютъ людей до смерти, за­бѣгаютъ впередъ, сбиваютъ съ до­роги и всячески стараются завести человѣка въ самое топкое мѣсто и тамъ натѣшившись надъ нимъ до­сыта, поманивъ его золотомъ, уто­пятъ въ невылазной трясинѣ; стра­шно выглядываетъ ночью чертово болото съ своими приземистыми
12
соснами, голыми пнями, кочками, какими-то ямами, надъ которыми запоздалый путникъ не разъ замѣ­чалъ яркіе огни. Около нихъ пля­шутъ черти, поджидая добычи.
Идетъ Дмитрій, не робѣетъ, съ пьяна позабылъ, что не гоже’ въ ночную пору ходить въ такомъ мѣ­стѣ, позабылъ перекреститься, ко­гда подошелъ къ болоту. А этого только и нужно чертямъ, они дав­но видятъ его и только ждутъ при­казанья начинать. Сотенный чертъ махнулъ хвостомъ, выпустилъ нѣ­сколько искръ изо рта, подозвавъ одного чертенка, приказалъ завести Дмитрія въ болото и утопить его тамъ. Три десятка чертенятъ, малъ, мала меньше, бросились на добычу,
13 —
каждый старался первымъ влѣзть на Дмитрія; толкая другъ друга, чертенята завели драку между со­бою и только одинъ изъ нихъ, на-
гнавъ Дмитрія, влѣзъ ему на спину
и заплясалъ отъ радости. Дмитрій
будь не плохъ да и схвати его за
хвостъ; у чертенка отъ досады вмѣ-
сто слезъ кровь потекла изъ глазъ * I
а изо рта посыпались искры и обо- жгли руку Дмитрію, который при­знаться струсилъ, увидя чертенка у себя въ рукахъ. Пользуясь его смущеніемъ, чертенокъ рванулся впередъ; но Дмитрій сдавилъ его одной рукой, а другой началъ тя­нуть за хвостъ.
„Чертъ, а дуракъ. Не умѣлъ му­жика обдуть! Самъ же попался.
14 —
Стой-ка, анаѳема, я те кости пора- замну! Не пищи, собака,» закри­чалъ на него Дмитрій.
— Отпусти, дружекъ, я пошу­тить хотѣлъ, а ты и разсердился, пропищалъ чертъ, чувствуя что Дмитрій чего добраго хвостъ ото­рветъ, а извѣстно чертъ безъ хво­ста пятака не стоитъ, и между чер­тями да и въ адъ явиться ему нель­зя и тамъ прибьютъ, какъ увидятъ,
что хвостъ потерялъ.
■ • 1 г
— Отпусти, пожалуйста, жалоб­но пищалъ онъ. Денегъ дамъ сколь­ко хочешь, только пусти. Да не тяни за хвостъ? Оторвешь.
— Вотъ такъ черти! Ха, ха, ха! захохоталъ Дмитрій. Шутить вишь
ему захотѣлось, анъ и попалъ въ бѣду. Чертъ те дери, къ мужику, къ гдураку, къ сиволапому да въ руки! Эхъ ты батька? ну пущу только не соври, денегъ дай. Веди, они у тебя. Да смотри меня не на­дуешь, а не то не выпущу. Да не пищи, чертовъ сынъ! Показывай дорогу. „Испуганный чертенокъ по­велъ Дмитрія въ самое глухое мѣ­сто и тамъ подъ старымъ дубомъ указалъ кладъ въ 400 пудовъ зо­лота. Лѣтъ двѣсти тому назадъ его зарылъ одинъ страшный скряга, уморившій себя голодомъ, чтобы не истратить лишняго гроша. Душа его ушла въ адъ, прямо къ чертямъ, а съ нею намъ перешло и все его богатство.
Зарыли черти золото въ глухое мѣсто и поставили здѣсь же въ ду­плѣ дуба лопату, чтобы при пер­вой нуждѣ, открыть и взять денегъ сколько надобно.
— Ну а рыть я чѣмъ буду? ру­ками? сердито спросилъ Дмитрій.
— Пусти! лопату!принесу,отвѣ-
I Л ■
чаетъ чертенокъ.
-І ц: ’’.Зуд {’ і* а. ; .1 ■ . ’! V*
— Врешь собачій сынъ? Коли ты чертъ, такъ раздобудь мнѣ ее
сейчасъ, не то хвостъ долой! ибоіг ..-и ’г г
— Да вонъ возьми, она въ дуплѣ
пропищалъ чертъ, видя что отъ
него такъ не отдѣлаешься.
— Эко хитрое отродье? подумалъ
Дмитрій, доставая одной рукой лопа­ту, а другой держа черта за хвостъ, отчего тотъ ужасно скорчился, словно его кто кипяткомъ огрѣлъ. Лопата быстро заходила въ его рукѣ, къ этому дѣлу онъ человѣкъ привычный, въ десять минутъ доб­рался до котельковъ, расположен­ныхъ рядомъ и тщательно завязан­ныхъ кожей, ударилъ въ одинъ; прошибъ кожу, видитъ золото: отъ неожиданной радости, охватившей его, онъ выпустилъ черта изъ руки; а тотъ радъ что цѣлъ остался; да­вай Богъ ноги, бѣжитъ. Прибѣ­жалъ къ своимъ, разсказалъ про бѣду. Разсердился тутъ сотенный чертъ и сталъ ругать всѣхъ чертей и рѣшилъ тутъ же самому отпра­виться вмѣстѣ съ сатаной и други-
ми чертями къ Дмитрію перепугать его до смерти и отбить кладъ.
Я’• * м Л ’ *• ѵ ’ «ИЬѴ’Г
А Дмитрій забылъ отъ радости про черта, знай развязываетъ котел­ки да выбираетъ золото, нагребъ кучу и сталъ набивать карманы да пустую котомку, что была у него за плечами. Набилъ и котомку, а золота много остается, куда его забрать все. Задумался Дмитрій, не знаетъ что дѣлать, вспомнилъ онъ тутъ и про черта, что изъ руки выпустилъ, вспомнилъ и досадно стало ему, что не взялъ онъ у него телѣгу, все же больше захватилъ бы.
іТИК ЛО’’ . : • • - ■„’,< • • - 1 .ѴДЙ'б
Стоитъ, думаетъ, вдругъ черти подступаютъ къ нему. Много ихъ, всѣ злые такіе, такъ искры и сы-
пятъ; глаза, словно угли, горятъ. Впереди сатана, за нимъ сотенный чертъ, пищатъ, визжатъ, кривля­ются, дразнятся, малые черти та­щатъ золото, л сатана съ огром­ными крыльями, страшными гла­зищами сердито поводитъ ими и приближается къ нему; и вскрик­нулъ отъ ужаса Дмитрій, сотво­рилъ крестное знаменіе. Исчезли черти и чертенята, лишь одинъ сатана стоитъ да скрежещетъ зу­бами, махаетъ хвостомъ и рычитъ словно кто его подстрѣлилъ.
Н.Й’іі’Х .„С? > . Т-.ѵ , ■••СГ.ЛГІ2ЧП-:•“ і ■ • •> ОН
Отъ рева его дрожитъ весь лѣсъ, выползаютъ изъ чащи какія — то страшныя двухъ головыя чудовища съ преогромными хвостами, безо­бразными туловищами, выползаютъ
змѣи и всѣ во главѣ сатаны, со всѣхъ сторонъ приближаются къ нему. Вотъ ужъ близко, вотъ слы­шитъ онъ страшные звуки, слы­шитъ, какъ они рвутъ землю сво­ими ужаснѣйшими когтями и жутко стало Дмитрію, пошатнулся онъ и чуть было не упалъ, да пере­крестился и чудовища стали, какъ вкопанныя близко, близко около него, но ни одно не смѣло при­близиться и тронуть его. Отъ страха, онъ сталъ креститься и читать молитвы. Мало онъ зналъ, но видно старательно читалъ, хмѣль давно изъ головы повышелъ, стали черти и чудовища (подвигаться) пятиться назадъ, застоналъ сатана и ударилъ хвостомъ объ землю, затрясся лѣсъ, завился весь гадъ
и залеталъ надъ головой Дмит­рія. Вдругъ послышался страшный трескъ, затѣмъ гулъ, визгъ и оглу­шительный ревъ. Сатаніилъ во гла­вѣ всѣхъ вѣдьмъ-и КЛлдуновъ ве­детъ страшнаго лиходѣя, злаго чер­та, отъ взгляда котораго ни одинъ человѣкъ не устоитъ — Стартарра бѣса. Идетъ онъ по землѣ, остав­ляя въ ней глубокій слѣдъ, идетъ и говоритъ:
-1 і-
— Мучаешь ты меня, сиволапый мужикъ, хочешь отнять клады наши, мучаешь, терзаешь. Скрежетъ его желѣзныхъ зубовъ страшно зву­читъ въ ушахъ помертвѣвшаго Дмитрія. ; х
ниПИІИД Я і. ■
Станьте всѣ кругомъ! командуетъ
онъ. Ройте землю, рычите, сыпьте искры, сверкайте глазами, черти мои, гады и чудовища, летайте надъ нимъ, рвите всѣ его волосы, вы­рывайте у него куски мяеа. Изве­демте его сиволапаго, изведемте, не дадимте ему надъ собой посмѣ­яться, наши клады отнять. — Прок­лятъ ты, сиволапый, не дерзаю­щій взглянуть на меня, не будетъ тебѣ покою! Мучайте его, на­чинайте!
пыищ.оак ,ім- щ аШ-.і-д-
й черти стали рыть землю, гады летать, оглушая Дмитрія неистово ужасно-страшными криками. Каза­лось, весь лѣсъ превратился въ какое — то дьявольское логовище, гдѣ все дышало ужасами, раскаты ихъ голосовъ, визгъ и нрики, все
это, какъ кровавый дождь, сыпа­лось на голову бѣднаго Дмитрія, который не переставалъ молиться и креститься. Но усталость брала свое нѣтъ, нѣтъ“да и замол­
читъ Дмитрій. Видя это, вся бѣ­совская сила стада наступать, са­тана и сатаніилъ вели подъ руки Стартарра бѣса, гады уже каса­лись своими страшными когтями его волосъ, еще минута и Дмитрій погибъ, тутъ пропѣлъ пѣтухъ и вся бѣсовская сила, какъ бы сквозь землю провалилась. Дмитрій упалъ замертво. Долго пролежалъ онъ въ такомъ положеніи, пока солнце ста­ло заходить, тутъ только очнулся онъ, увидѣлъ около себя золото, вспомнилъ о’ужгсахъ ночи и, нава-
ливъ котомку на плечи, пустился бѣжать изъ лѣсу.
Бѣжитъ, куда и самъ не знаетъ, одно думаетъ, какъ бы скорѣй выбраться изъ лѣсу; и добѣжалъ онъ до опушки лѣса, такъ непере- водя духа и не разу не остановив­шись, словно кто его подталкивалъ сзади. Здѣсь отдохнулъ и пошелъ въ’ путь. Благополучно добрался до деревни, навстрѣчу ему ѣдетъ знакомый человѣкъ, Титъ Оббира- ловъ, увидѣлъ его и рогъ раскрылъ отъ удивленія, слова такъ и замер­ли у него во рту. Оправился, смотритъ на Дмитрія, качаетъ го­ловой и говоритъ:
4
— Дмитрій, ты посѣдѣлъ никакъ?
— 25
Скоро, братъ, скоро! Видно по водкѣ скучаешь! Долго тебя не- было! гдѣ пропадалъ?
Дмитрій сталъ ’разсказывать ему про все, что съ нимъ случилось. Титъ не вѣритъ:
П 1 7Г О
,— Ври! Да гдѣ же золото?
„ГМПЯ — н 5ЧЮЯТС“І ’■

Возьми! и Дмитрій далъ ему нѣ­сколько золотыхъ.
Изумился Титъ, взялъ золото и не прощаясь погналъ лошадь къ Чертову болоту. „Цѣлую телѣгу накачу, думаетъ онъ, успѣю еще до ночи?4
, і; ! і; ‘ і /’ / „С В “’ і?’<1 V “■' > <1
Титъ Оббирадовъ далеко не по-
26
ходилъ на Дмитрія, зажиточный и, можно сказать, богатый мужикъ, онъ не отличался честностію, за то водки въ ротъ не бралъ, а все высматривалъ какъ бы гдѣ чѣмъ поживиться, барышничалъ, подъ часъ воровалъ и держалъ на селѣ кабакъ, гдѣ не одинъ крестьянинъ пропивался до портковъ и шелъ съ семьей по міру, окно грызть (т. е. просить милостыни) да за­мерзать на большихъ дорогахъ.
Плохой человѣкъ былъ Титъ Оббираловъ, на деревнѣ всѣ его не любили, но всѣ боялись и до-
мали
передъ
нимъ шапку.
Въ
семьѣ
онъ хуже черта, въ
Міру
просто
сатана; ни слезы, ни

27
крайняя нужда, ни смерть ближ­няго, ничто не трогало его зачер- ствѣлую душу, даже отца своего роднаго среди зимы изъ избы не разъ выгонялъ.
ч. • ’
„ . ішу<, .ут-'Гіг ; . • ;
Тутъ ужъ добра не ждать!!
.„ГМ-“Ѵ)Ж’Ы: / ,іXУХИ’Ті
Какъ услыхалъ онъ отъ Дмитрія про кладъ, какъ увидѣлъ золото, затрясся весь отъ радости, что бываетъ только съ большими скря­гами, погналъ лошадь и скоро прі­ѣхалъ къ Чертову болоту, сталъ искать старый дубъ съ дупломъ, нашелъ, насыпалъ цѣлую телѣгу золотомъ; еще много остается; жаль ему бросать и придумалъ онъ сдѣ­лать ящикъ, навалить на телѣгу, привязать, а въ него всыпать еще
золота,— „все же поменьше оста­нется, завтра пріѣду заберу и ос­тальное, пока Дмитрій не раззво­нилъ по деревни^ думаетъ онъ. Топоръ былъ при немъ и онъ принялся за работу. Срубилъ нѣ­сколько деревьевъ, сдѣлалъ ящикъ, стѣнки его заплелъ хворостомъ, поставилъ на тедѣгу, увязалъ и только хотѣлъ бросить первую ло­пату золота, какъ тутъ откуда не возьмись черти. Въ лѣсу давно ночь, ясная, свѣтлая, какихъ мало и бываетъ. Какъ не смѣло Титъ Оббираловъ залѣзалъ въ подран­ную крестьянскую мошну, а чертей испугался, да и они, увидя его, малость сробѣли да Стартарра бѣсъ выручилъ ихъ и закричалъ своимъ громовымъ голосомъ: Чего стали?!..
— 29 —
Дурачье! испугались Оббиралова, что страшнѣе насъ съ вами лю­дямъ, что не одного человѣка по міру пустилъ, берите его, анаФему, да тащите ко мнѣ въ болото (Стартарра бѣсѣ жидъ въ болотѣ) тамъ мы его изжаримъ живаго! чего боитесь?? начинай!!....
Схватили его черти за руки и давай крутить. Одинъ влѣзъ на шею, другой вертится между нога­ми; всѣ дразнятъ и ругаютъ его, дерутъ у него волосы и тянутъ къ болоту. Оббираловъ не сопротив­лялся, ему чудились его жертвы, ходящія по міру, замерзшія на большихъ дорогахъ, они грозились ему судомъ Божіимъ, осыпали страшными проклятьями, отъ стра-
30 —
ха и изнеможенія онъ упадъ; об­радованные черти подхватили его, понесли къ болоту и здѣсь въ не­вылазной трясинѣ спустили въ адъ. Тогда собрались всѣ черти, гады и чудовища во главѣ Стартарра бѣ­са, сатаніила и сотеннаго черта и стали приготовлять костеръ, на которомъ онъ долженъ былъ сго­рѣть. Принесли много дровъ, устро­или костеръ, въ середину его по­ставили бочку съ смолой, положили въ нее Оббиралова и зажгли кос­теръ со всѣхъ сторонъ. Семь дней горѣлъ Оббираловъ,’семь дней чер­ти тушили костеръ, чтобы про­длить его муки, такъ погибло его тѣло; душа уже отошла въ адъ на мученіе вѣчное. Къ ней было пре­ставлено десять чертей, которые
— 31 —
■поперемѣнно должны были напо­минать ей о прежнихъ грѣхахъ.
лг>’Гі;Л“’?? ■ ѵ г. * „г. ■ л’“Т)Е
Семья Оббиралова скоро обѣд­няла, видно чужое добро въ прокъ не идетъ: какъ не стало Тита, такъ всякій и старался вымѣстить все накипѣвшее противъ его: выжили его жену и дѣтей изъ деревни об­щимъ приговоромъ, да и успокой-, лись тогда. А Дмитрій Дырявинъ къ общему удивленію пр’ишелъ до­мой сѣдымъ, но съ деньгами, по­строилъ себѣ новую избу, завелъ хозяйство, бросилъ пить и сталъ на селѣ первымъ человѣкомъ; но никто не могъ на него обидѣться, онъ не злоупотреблялъ своей силой и положеніемъ и при случаѣ вся- кому помогалъ.
Послѣ этихъ страшныхъ приклю­ченій, много смѣльчаковъ отправ­лялось за золотомъ къ Чертову болоту, но всѣ возвращались съ пустыми руками и къ общему удив­ленію никто не посѣдѣлъ. Нужно сказать, что послѣ того какъ Дмитрій разсказалъ про то, что съ нимъ черти дѣлали, всякій ду­малъ, что пойти къ чертову болоту все равно что посѣдѣть. Даже чер­тей никто больше не видалъ^ правда Пахомычъ разсказывалъ, что онъ какъ возвращался изъ города ночью, то чертъ сидѣлъ у него на носу, но это враки и вы этому не вѣрьте. Пахомычъ былъ пьянъ и вѣрно ему это съ пьяна показалось.
Д’( і — . • 4 • : ’
Прошло двадцать лѣтъ, всѣ дав-
33
но забыли про чертово болото, за­были всѣ про то, какъ обогатился Дмитрій Дырявинъ, забыли, что было время когда онъ послѣднимъ человѣкомъ на селѣ былъ, какъ вдругъ умираетъ Дмитрій и на се— лѣ начинаютъ ходить слухи, что въ день его смерти многіе видѣли, какъ чертъ изъ трубы его избы вылетѣлъ и спрятался въ овинѣ Дмитрія.
Нашлось много охотниковъ по­искать его и попросить золота. Бабы съ ухватами, мужики съ вилами и топорами пришли въ овинъ Дмитрія и всѣ стали искать черта, нѣтъ да и только, уже со­бирались идти назадъ и побранить сосѣдей за ложный слухъ, какъ
34
Пахомычъ вытащилъ черта, кото­рый отъ страха запрятался подъ разбитый котелъ. Вытащилъ и дер житъ за хвостъ, не боится, всѣ бѣжать, — а ему ничего, словно кота за хвостъ поймалъ:
» ... С» ГА ’ . ’ ’ ’• - . •
Л і у дА-Л. і» • * -• — «* ’
-— Дай-ка денегъ! говоритъ черту, а чертъ молчитъ, ежится.
— Ну, не упрямься! Дай! Вѣдь, у тебя ихъ много! Не дашь такъ хвостъ оторву.
.НТО2.0Е гі і ’■ г:«
Молчитъ чертъ,, хоть ты что хо­чешь съ нимъ дѣлай.
оТВНЭЫ ши/ > /й ч
Разсердился Пахомычъ да и ото­рвалъ ему хвостъ, а чертъ все
36 —
молчитъ, только изъ глазъ кровь капаетъ отъ боли и досады.
Ь*Т г«0п > •- 1 • *’ ’ ’*’»Ѵ
Жаль стало ему черта, взялъ да и пустилъ на всѣ^четыре стороны.
— Безъ хвоста не много зла надѣлаешь! Кто тебѣ еще повѣ­ритъ, что ты чертъ! подумалъ онъ и побрелъ домой.
Скоро вся деревня узнала, что Пахомычъ черту хвостъ оторвалъ, всѣ бросились къ нему за распро- сами: „что? да какъ?а Вся деревня перебывала у Пахома, даже на­доѣли.
Послѣ того, какъ чертъ лишил­ся хвоста, онъ уже не смѣетъ по-

ЧЕРТОВО БОЛОТО.

Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное